PSYCHOJOURNAL.RU

НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

    Александр Лоуэн — Предательство тела

    Раздел: Книги Дата публикации: 7-07-2017, 21:20
    Александр Лоуэн — Предательство тела
    Год публикации оригинала: 1967
  • Автор: Александр Лоуэн
  • Название: Предательство тела
    Оригинальное название: The Betrayal of the Body
    Язык оригинала: русский
    Данный сайт предоставляет книги исключительно в ознакомительных целях.
    Если вам понравилась та или иная книга, рекомендуем купить ее.
    Все права на книги, которые представлены на PSYCHOJOURNAL.RU, принадлежат их авторам и издательствам.
    Тело покидают, когда оно, вместо того, чтобы приносить удовольствие и ощущаться, как ценность, становится источником боли и унижения. В таких случаях человек отказывается принимать свое тело или отождествляться с ним. Он отворачивается от него. Он может игнорировать тело или пытаться трансформировать его, придать ему более желательный вид, соблюдая диету, снижая вес и т. д. Но пока тело остается объектом эго, оно, хотя и может служить предметом его гордости, но никогда не обеспечит радости и удовлетворения «живого» тела.
    Обновите страницу, если не отображается панель инструментов "читалки".

    Александр Лоуэн — Предательство тела
    Если физическая близость в детском уме ассоциирована со страхом и стыдом, половой акт будет рассматриваться как нападение на эго и тело. Ребенок видит это как вторжение в личную жизнь, удар по личности. На более глубоком уровне реакция ребенка на то, что он видит сексуальную близость, отражает бессознательные чувства родителей по поводу полового акта. Ужас Пенни указывает на сознательную или бессознательную боязнь матери.

    Секс и смерть неизбежно вплетены в расщепление личности. Страх секса — это страх смерти. Когда человек борется за выживание, все, что угрожает потерей самоконтроля, смертельно опасно. Сексуальные чувства представляются именно такой опасностью.

    Тот, кто утратил контакт с собственным телом, сталкивается с угрозой шизофрении. Отчаянный маневр — это крайний способ сохранить контакт. Распутство Пении предоставило ей возможность переместить чувство стыда с тела на действие. Вызов, который Билл бросал высоте, помещал его страх тела на отвесную стену. Стыд и страх можно вытерпеть, если проецировать их на внешние события. Отчаянный маневр — это способ сохранить рассудок, перемещая ужас на актуальные ситуации. Ум может быть наполнен специфическими страхами; он чувствует, что уязвим перед неизвестностью. Если такой маневр не удается, последнее безрассудное движение, направленное на то, чтобы избежать обреченности, — суицид.

    Человек учится тому, что может выжить с помощью порока или развращенности. Не в его власти отстранить своими прегрешениями смерть. Бояться сексуальности — это нечто меньшее, что позволяет, несмотря на мучительность переживания, сохранить рассудок.

    Удовлетворение при мастурбировании является индикатором того, что человек может «сделать это для себя». Если такая способность отсутствует, человек переживает состояние безнадежности, у него возникает необходимость найти кого-то, кто сделает это для него. Поскольку у нищего нет выбора, он часто прибегает к безрассудным действиям.

    Безрассудные люди, такие, как Пенни, часто прибегают к половым взаимодействиям, пытаясь обрести чувствование собственного тела. Эта компульсивная активность порой создает впечатление, что они гиперсексуальны. На самом деле их можно скорее назвать недостаточно сексуальными, поскольку их действия порождаются потребностью в эротическом стимулировании, а не чувством сексуальной заряженности или возбуждения. Половая активность такого рода никогда не приводит к оргастическому удовлетворению или завершенности, оставляя человека опустошенным и разочарованным.

    Алкоголизм, наркотическая зависимость, правонарушения и распутство тоже представляют собой самодеструктивное поведение, показывающее, насколько человек нашей культуры изолирован, каким отделенным и обездоленным существом он себя чувствует. Реальна его депрессия или воображаема, не имеет значения, но, когда человек действительно переживает безнадежность, защитная стратегия сходит на нет, если опасность миновала. Шизоид же, живет в постоянном чрезвычайном положении.

    Ригидность шизоида — это не то же самое, что ригидность компульсивного невротика, которая связана с напряжением, вызванным сильной заряженностью. Невротик фрустрирован и зол; шизоид напуган и подавляет ярость.

    Неспособность рычать и кусать связана с глубоко лежащим оральным отклонением, которое проявляется как нежелание вытянуть вперед губы (потянуться ртом) и сосать. Это отклонение возникает из-за орального конфликта с матерью, которая не смогла исполнить оральные эротические потребности ребенка. Детская фрустрированность приводит к ослаблению и исчезновению импульса, на который мать реагировала такой ненавистью, что у ребенка не осталось выбора, он вынужден был подавить свои оральные влечения и, соответственно, оральную агрессию.

    Другая характерная особенность лица шизоида — ригидная, жесткая нижняя челюсть. Эта черта присутствует всегда. Вместе с фиксированной улыбкой, она составляет заметную некоординированность верхней и ниж¬ней половинами лица. Ригидная челюсть выражает неповиновение, которое противоречит пустым и испуганным глазам. Ригидность челюсти помогает блокировать чувство страха или ужаса, не давая ему выразиться в глазах. Так шизоид говорит: «Я не буду бояться».

    Маску шизоида не убрать усилием воли. Выражение его лица заморожено лежащим глубже ужасом, его маска — это защитный панцирь. Маска также позволяет такому человеку предстать перед миром, не шокируя его своим трупным выражением лица, которое, в противном случае, выглядело бы провокацией. Чтобы снять маску «трупного окоченения», необходимо оттаять, надо осознать страх и ужас, а также освободить личность из-под их власти.

    За маской фиксированной улыбки и искушенности можно рассмотреть лицо шизоида, которое я бы на¬звал лицом кадавра или трупа. Оно напоминает череп или голову мертвеца. В некоторых случаях это можно разглядеть, только если сильно надавливать большими пальцами на скуловые кости по обе стороны от носа. Под таким давлением фиксированная улыбка исчезает, выделяются лицевые кости, лицо бледнеет, а глаза кажутся пустыми глазницами. Это жуткое выражение, оно потрясает, вы будто заглядываете смерти в лицо. Пациент не сознает эту экспрессию, поскольку она скрыта под маской, но ее присутствие — мерило глубины его страха. Можно сказать, что шизоид буквально «до смерти испуган».

    Шизоидам свойственна «фиксированная» улыбка, в которой глаза участия не принимают. Типичную улыбку шизоида можно узнать по ее неизменному присутствию на лице, по ее неуместности и по тому, что она не соответствует чувству удовольствия.

    Неспособность шизоида сфокусироваться возникает оттого, что его тревожат чувства, которые не могут выразиться через глаза. Он боится дать глазам активно проявить страх или злость, потому что в этом случае ему придется осознать свое чувство. Вытеснение чувства требует, чтобы глаза были пустыми или отдаленными. Отсутствие выражения в глазах, как и отсутствие способности тела к отклику — это часть шизоидной защиты от чувства.

    Специфику шизоидного взгляда можно описать иным образом. Можно сказать, что такой человек «видит, но не смотрит». Различие между «видеть» и «смотреть» в том, что первое действие — пассивно, а второе — активно. Видеть — функция пассивная.

    Когда мой пациент вышел из кататонического состояния, глаза утратили «стеклянность» и приобрели более нормальный вид. Приступ кататонии возник после того, как пациент выполнил упражнение, в котором надо было бить по кушетке кулаками, сопровождая это восклицанием «Нет!» Это действие вызвало чувства, с которыми пациент не мог справиться, и, реагируя на них. он «умер». Внешняя «смерть» была защитой от чувствования ярости.

    Первая особенность, которая бросается в глаза наблюдателю, сообщая ему о том, что он имеет дело с шизофеником или шизоидным индивидуумом — пустой взгляд. Глаза такого человека можно описать, как «отсутствующие», «невидящие», «опустошенные», «ускользающие от контакта» и т.д. Это выражение глаз столь характерно, что само по себе говорит о наличии шизофрении.

    Важно то, что мы в своем языке используем понятие «владеть», когда говорим о сумасшествии. Описывая человека, мы говорим, что он «владеет собой», что он «в полном рассудке», или наоборот, отмечаем, что он «потерял самообладание».

    Психотик не контактирует с собственным телом. Он не воспринимает чувства и ощущения как свои собственные или как нечто, возникающее в его теле. Для него это отчужденные и непонятные силы, которые каким-то непостижимым, мистическим образом властвуют над ним.

    Шизоидное отклонение можно сравнить с аллергическим заболеванием, при котором ребенок становится чувствительным к бессознательному других людей. Дети, которые чувствуют себя безопасно во взаимоотношениях с родителями, «самосодержательны», они не сознают взрослую сексуальность и свободны от отождествленности, которая узурпирует их индивидуальность.

    Паранойяльное поведение можно описать, как хождение по кругу. В центре — фаллический символ, со¬сок или пенис (мать или отец). Параноик не может сделать агрессивного движения к желанному, но запретному объекту. Его маневр, поэтому, состоит в том, что он, как загипнотизированный, кружится вокруг объекта и манипулирует ситуацией, чтобы вынудить его придвинуться к нему. Это значит, что он старается возложить на другого человека ответственность за удовлетворение его (параноика) нужд. Одновременно, он идентифицируется с фаллическим символом и реверсирует его роль, занимая доминантную позицию матери или отца. Этот маневр составляет базис для паранойяльных идей всемогущества и преследования. Теперь он в центре круга, он — объект влечения и зависти, источник жизни, вокруг которого вращается мир. Параноик мечется между чувством и беспомощностью, и импотенцией, между уничижением и мегаломанией, завистью и преследованием. В какие-то моменты он чувствует себя на периферии круга, аутсайдером, в другие — он главарь, центр внимания, на который смотрят все остальные.

    При расколотой личности сексуальное чувство переживается как нечто отчужденное, компульсивное и «плохое». Шизоид не может идентифицироваться со своим сексуальными чувствами, потому что это вроде бы и не его чувства. Это чувства его родителей, которые он эмпатически инкорпорировал. Инкорпорирование чувств не представляет собой активную процедуру, она больше напоминает инфицирование.

    Ребенок — это сексуальный символ родителей, и они будут реагировать на него в соответствии с теми сознательны¬ми и бессознательными чувствами и позициями, которые вызывает у них собственная сексуальность.

    Шизоидная личность развивается в «холодной» матке, которая является таковой, поскольку в ней отсутствуют чувства, ушедшие из-за диссоциации с нижней частью тела. Уход чувств из этой области — это соматический собрат негативного отношения к сексу или негативной сексуальной позиции. Женщина, которая боится секса и ненавидит мужчин, «умерщвляет» область таза, чтобы снизить тревожность, связанную с сексуальными чувствами.

    Слово шизоид неизменно подразумевает, что мать такого человека была «холодной». Это не значит, что она не заботилась о нем, но ее забота была эгоистичной, индифферентной к потребностям ребенка, в ней отсутствовало эмпатическое понимание его чувств.

    Тело шизоида раньше описывали как астеническое, то есть слабо выстроенное, с недостаточно развитой мускулатурой. Слово «астения», от которого происходит термин «астеничный», означает слабость и расслабленность. В каждом шизоиде, независимо от типа его тела, присутствует некая фундаментальная слабость. Это — неспособность мобилизовать энергию и чувства и направить их на удовлетворение своих потребностей. Невзирая на видимость силы, шизоиду не хватает энергии, чтобы поддерживать агрессивную позицию по отношению к миру.

    Райх пользовался термином «панцирь», чтобы описать функционирование и эффект таких спастически сжатых мускулов. Мышечный панцирь — это защита против внешней среды, но кроме того, он служит тому, чтобы сохранять опасные импульсы вытесненными. Характер, таким образом, функционально идентичен мышечному панцирю.

    Наличие некоторых особенностей в теле пациентов часто вызывает замечание, что это, дескать, фамильная склонность или черта. Пациентка может сказать: «И у мамы, и у бабушки были такие же короткие ноги и тяжелые бедра. Это наследственность». Нет сомнений, что фактор наследственности определяет некоторое сходство форм и объема тела. Дети действительно бывают похожи на своих родителей. Однако в таком сходстве может быть повинна, по крайней мере отчасти, отождествленность с родителем. Порой сын становится точным образом отца, или дочь — образом матери. Такие случаи говорят в пользу некоторой наследственной основы личности. Но ведь довольно часто можно наблюдать, что дети копируют образ мыслей и паттерны поведения родителей, чего никак нельзя объяснить существующей на сегодняшний день концепцией наследственности.

    Передвижение или перемещение чувств в теле, которые взрослый человек часто переживает как ощущения погружения, восхищают маленьких детей. Они ищут этих ощущений, когда, например, раскачиваются на качелях или скользят с горки. Здоровый ребенок любит, чтобы его подбросили в воздух и поймали руки родителя.

    Удовлетворяющее сексуальное переживание, конечно, наиболее естественное и сильное снотворное. Здоровый человек засыпает немедленно после оргазма, если половое взаимодействие произошло в ночное время. Сон, который следует за сексуальным взаимодействием, обычно бывает глубоким и освежающим переживанием. Приятный секс приносит такой результат, потому что приводит человека к более тесному контакту с собственным телом, принося чувства в его нижнюю часть. Удовлетворяющая мастурбация действует также, особенно на молодых людей. В раннем детстве кормление грудью функционирует таким же образом, убаюкивая ум приятным чувством тела. Насытившийся ребенок легко скатывается в сон, во время которого сосок материнской груди остается у него во рту, создавая ощущение безопасности и близости матери.

    У животных, эго которых относительно неразвито, страха неизвестности и страха перед засыпанием практически нет. Животные живут телесной жизнью в блаженстве своего неведения о смерти. Человеческое существо, которое страдает от самосознания и сознавания смерти, приходит в равное с животным состояние, когда пребывает в бессознательном раю. Оно может возвращаться в блаженное состояние по крайней мере во сне, но его страх тела и паника, возникающая из страха потерять контроль эго, преграждают путь. Чем больше отодвинут человек от своего тела, тем сильнее его стремление к сладкому забвению глубокого сна, но тем страшнее для него путь от пробужденного состояния ко сну.

    Сон имеет еще одну интерпретацию, которая дополняет его обычный смысл. Сон — это символическое возвращение в утробу, регрессия в бессознательное состояние, которое включает в себя и мысль о смерти, поскольку гробница и утроба — связанные между собой образы.

    Сознание, в процессе развития, по словам Э.Ноймана создает категории дня и ночи, света и темноты, ума и тела. Эго, которое возникает из сознания, ассоциируется с днем, со светом. Сознание противопоставляется ночи, темноте, то есть бессознательному и телу. Если эго диссоциировано с телом, оно отступает от идентификации с ним и помещает себя выше, как представителя Я (self). Тело с его атрибутами ночи и тьмы становится «не Я» (nonself) или смертью. Погружение в бессознательное во время сна символизирует опускание в гробницу. Угасание сознания пробуждает страх смерти и активирует одержимость смертью, которая лежит в сердцевине шизоидного отклонения.

    Древняя философия делила тело на две зоны. Область над диафрагмой связывалась с сознанием и днем, а область под диафрагмой — с бессознательным и ночью. Восход солнца над горизонтом, который дает свет дня, должен был соответствовать потоку чувств, идущему вверх из брюшной области в грудь и голову. Этот восходящий поток чувств вызывает к существованию сознание. Во время сна происходит обратное. Заход солнца соответствует потоку чувств, направленному из верхней части тела в область, которая расположена ниже диафрагмы. Такой взгляд помогает прояснить употребление выражений «погрузиться в дремоту» или «провалиться в сон». Пробуждение часто переживается как восход, восхождение или выныривание из глубины.

    Удовлетворение, которое люди получают, соблюдая диету, можно объяснить и отождествлением пищи с матерью. Отвергать пищу — значит отвергать мать. Диета, таким образом, обеспечивает возможность символически «отыграть» предполагаемую ненависть к матери. Мать = пища = тело. Современная волна следования диетам не только выражает желание уйти от телесности и смертности тела, но и отражает антимомизм (antimomism) нашего времени.

    При мегаломании чувства уходят из тела и фокусируются в эго. Фрейд сделал следующее наблюдение: «При паранойе освобожденное либидо фиксируется на эго и используется для его расширения». Фрейдовское утверждение надо понимать в том смысле, что у параноика сексуальная энергия (либидо) перемещается (освобождается) из гениталий в эго, в результате чего происходит «спускание» (дефляция) гениталий и «наполнение» (расширение) эго. Секс становится одержимостью, при которой возникает мысль об отношении и преследовании.

    В бессознательном еда представляется материнской грудью, то есть первичным источником питания. Однако, когда связь с матерью отягощена виной, возникшей из-за ее паттерна соблазнения и отрицания, страстное стремление к оральному удовлетворению переносится на отца. Его пенис становится заменителем соска и тоже идентифицируется с едой. Компульсивное поглощение пищи, поэтому, является символическим инкорпорированием пениса и (у мужчин) отражает наличие латентных гомосексуальных тенденций. Гомосексуализм сублимируется в переедание. В конце концов, сексуальное удовлетворение трансформируется в запретный плод, а сильное эротическое чувство ребенка вытесняется.

    Компульсивное поглощение пищи — это форма паранойяльного поведения. Человек, который компульсивно ест, «отыгрывает» чувство фрустрированности, ярости и вины. Переедание служит тому, чтобы редуцировать чувство фрустрированности, выразить ярость и сфокусировать чувство вины. Поглощение пищи, то есть ее пожирание, представляет собой инфантильный способ выражения агрессии. Компульсивный обжора буквально уничтожает пищу, которая является символом матери, и, таким образом, находит бессознательный выход вытесненной ярости к ней. Однако, в то же самое время, мать символически инкорпорируется в индивидуума, чтобы хоть на время освободить его от фрустрированности, которая бессознательно ассоциирована с ней. В конце концов, вина переносится с вытесненной ненависти на акт переедания, то есть совершается маневр, который маскирует истинные чувства и делает вину более приемлемой.

    Для большинства детей с самого раннего возраста пища идентифицируется с любовью. Процесс еды становится выражением любви, а отказ от еды — бунтом. Очень часто дети понимают, что отказ от еды представляет собой единственный путь вернуться к навязчивой матери.

    Пища всегда является символом матери, поскольку мать — первое существо, которое дает ее.

    Для некоторых людей обжорство — то же самое, что седативные препараты. Процесс поедания пищи временно снижает их беспокойство и притупляет тревожность. Родители часто кормят ребенка именно с этой целью.

    Конечно, не всякий сексуально фрустрированный человек переедает, но обратное утверждение верно: можно смело сказать, что всякий переедающий человек сексуально неудовлетворен.

    За каждой иллюзией таится дьявол, скрываясь под покровом рассудочности и искушая человека исполнить его желание, как только оно возникло. «Давай, — говорит он, — съешь шоколадку. Один маленький кусочек шоколада не может тебе повредить». Или уговаривает: «Выпей таблетку! Ты будешь лучше спать сегодня, а завтра она тебе не понадобится». Его логику трудно парировать. Один маленький кусочек шоколада не повредит. Одна таблетка не опасна. Человек верит, что пилюля способна улучшить его сон. Дьявол претендует на то, чтобы говорить с телом; это вводит человека в заблуждение, поскольку удовлетворяет глубинный телесный инстинкт, телесное влечение. Но голос дьявола порожден вытесненным чувством, которое извращено в процессе вытеснения. Фрустрированное инфантильное желание сосать грудь невозможно удовлетворить поглощением пищи или употреблением таблеток. Иллюзия орального удовлетворения, из-за которой человеку кажется, будто переедание может это удовлетворение обеспечить, добавляет ему элемент компульсивности.

    Пилюлю можно рассматривать, как любимую куклу или медвежонка, которого пациент ребенком брал с собой в кровать. В таких случаях медикаментозные препараты выступают в качестве заменителя матери, близости с которой ребенок страстно желает. В любой иллюзии всегда можно отыскать частицу реальности.

    Но какая же иллюзия вызывает бессонницу? Сам того не сознавая, человек уверен, что с ним ничего не случится, пока он будет начеку. Ему так необходимо сохранять бодрствующее сознание, будто это и есть его жизнь. Ничего не случится, если он не заснет. Кроме того, есть еще одна иллюзия, связанная со сном, более современная, — снотворная пилюля. Эта иллюзия нашептывает человеку, что он не сможет заснуть без снотворного. Зависимость от седативных препаратов — это иллюзия, которую иллюстрируют многие случаи. Замените пилюлю плацебо, и пациент будет засыпать так же хорошо, как будто он выпил настоящего снотворного.

    Компульсивное поглощение пищи и неспособность заснуть — симптомы внутреннего состояния безнадежности, которое непосредственно связано с непринятием себя. Когда человек прибегает к соблюдению диеты, ощущение безнадежности не исчезает, оно просто принимает другую форму. Он следует диете так же компульсивно, как до это¬го поглощал пищу, пребывая все в том же состоянии безнадежности.

    Человеком, компульсивно поглощающим пищу, владеет иллюзия, что следующая диета окажется самой действенной. Он считает, что ему удастся приобрести юношескую фигуру, которая останется с ним навсегда. За этой иллюзией стоит еще одна — иллюзия вечной юности.

    Александр Лоуэн — Терапия, которая работает с телом

    Доктор Лоуэн анализирует наиболее часто встречающиеся симптомы, такие как головная боль и боль в пояснице, и показывает, как от них можно избавиться, уменьшая мышечное напряжение, создающее их. Иллюстрированная схематическими...

    Александр Лоуэн — Психология тела. Биоэнергетический анализ тела

    Известнейший психолог, основатель мощного направления современной психотерапии подводит итог работы всей своей жизни. На многочисленных убедительных примерах он показывает, как объединив сексуальность и духовность, любой из нас...

    Александр Лоуэн - основатель биоэнергетического анализа

    Александр Лоуэн — психотерапевт с мировым именем, основатель биоэнергетики - телесно-ориентированного метода психотерапии....

    Шандор Ференци — Тело и подсознание

    Ученик, последователь и оппонент Зигмунда Фрейда - Шандор Ференци, инициатор Психоаналитического интернационала, автор "теории генитальности", которую специалисты считают блистательной, настаивал на "активном вмешательстве" в...

    Александр Лоуэн — Депрессия и тело

    Выдающийся психиатр предлагает вам свой превосходный план того, как победить депрессию. "Человек в состоянии депрессии, — пишет Лоуэн, — находится в разрыве с реальностью, особенно с реальностью своего тела." Его новаторская...

    ×

    Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Пользуетесь ли Вы социальными сетями и какова основная цель?
Да. Общение с друзьями, знакомыми
Да. Чтение новостей, поиск информации
Да. Для развлечений (игры, фильмы, музыка)
Да. По работе
Нет, не пользуюсь




Поделиться в социальных сетях:

О сайте

Данный сайт посвящен психологии - науке, изучающей психическую деятельность человека, влияние на нее внешних факторов и взаимодействие между индивидуумами, на основе детального поведенческого анализа. Также психология изучает последствия воздействия внешних факторов на психическую систему человека и взаимосвязь между событиями и эмоциональной активностью.

Случайная книга

Карл Абрахам, Эдвард Гловер, Шандор Ференци — Классические психоаналитические труды

Сегодня: понедельник 23 октября 2017

«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
PSYCHOJOURNAL.RU © 2014-2017