Каролин Эльячефф, Натали Эйниш — Дочки-матери. Третий лишний?

    Раздел: Книги Дата публикации: 24-04-2017, 19:11 Ошибка?
    Каролин Эльячефф, Натали Эйниш — Дочки-матери. Третий лишний?
    Год публикации оригинала: 2002
  • Автор: Каролин Эльячефф, Натали Эйниш
  • Название: Дочки-матери. Третий лишний?
    Оригинальное название: M?res-filles: une relation ? trois
    Язык оригинала: французский
    Данный сайт предоставляет книги исключительно в ознакомительных целях.
    Если вам понравилась та или иная книга, рекомендуем купить ее.
    Все права на книги, которые представлены на PSYCHOJOURNAL.RU, принадлежат их авторам и издательствам.
    Фундаментальный труд известных французских психоаналитиков К.Эльячефф и Н.Эйниш всесторонне освещает извечные проблемы семейных отношений и в первую очередь — все аспекты и тонкости взаимоотношений матери с дочерьми, анализируя их на примерах классической и современной литературы (произведений О. Бальзака, Г.Флобера, Г. де Мопассана, Л.Толстого, В.Набокова, А.Моруа, Ф.Саган и многих др.), а также таких знаменитых фильмов, как «Самая красивая», «Осенняя соната», «Пианино», «Тайны и ложь», «Острые каблуки», «Пианистка» и др.

    Во Франции по этой книге снят фильм под названием "Мать и дочь". Книга "Дочки-матери" адресована не только психологам и психоаналитикам, но и специалистам в области литературы, театра и кино, а также любому читателю, которого интересуют психология и культура человеческих отношений.
    Обновите страницу, если не отображается панель инструментов "читалки".

    Каролин Эльячефф, Натали Эйниш — Дочки-матери. Третий лишний?
    Каковы бы ни были причины материнской неудовлетворенности, она, как правило, наследуется и воспроизводится дочерьми почти в той же форме, в какой проявлялась у их матери. Так как материнская сверхопека сопровождается нехваткой реальной любви, в последствии она оборачивается недостатком самоуважения у ребенка, а также неутолимой жаждой любви и признания.

    ...будет совершенно логично предположить, что матери, которые увязли в тупиковых отношениях с собственной дочерью, пограничных или промежуточных, воспитывают дочерей плохо подготовленными к тому, чтобы принять и исполнить свое женское предназначение. Как бы они не старались (пусть даже и бессознательно) вновь обрести свою мать, или любой ценой расстаться с ней, они, скорее всего, выстроят такие же немыслимые отношения с мужчинами – уродующие, калечащие или заведомо обреченные на неудачу.

    ...фальшивить в жизни – то же самое, что играть на расстроенном инструменте. По странному противоречию, чем убедительнее сами слова, тем острее ощущается их фальшивое звучание из-за рассогласованности с тем, как они произносятся.

    Это не по мне. Страдать от того, что пережил страдания, - увольте, нет.

    «Драма старения», как замечает Ц. Тодоров, «состоит не только в том, что вы нуждаетесь в других, сколько в том, что другие не нуждаются больше в вас».

    Сами женщины иногда разделяют понятия «иметь детей» и «быть матерью». Первая формула этимологически означает обладание объектом, более или менее счастливое, которое, по меньшей мере, приносит удовлетворение, вторая отсылает к способности принять новую идентичность.

    Любой подарок – это скрытое уподобление себе.

    Страдание всегда существует объективно, даже если его причины воображаемые.

    Женщина по-настоящему становится матерью, когда, по меньшей мере, принимает необходимость передать то, что однажды сама получила от собственной матери. Не только эстафету жизни, но и способность понять, что это не просто «признательность», то есть благодарность, которую ребенок обычно испытывает к своим родителям, но также и «способность признать» и принять другого.

    ...материнская самоидентичность тесно связана для женщины с ее отношением к собственной матери.

    Роман – вот прекрасное средство для изображения специфических проявлений женской психики.

    Неуравновешенная мать подпадает под категорию неполноценных, так как она не способна прореагировать на действия своих близких, особенно тех, кто непосредственно от нее зависит, более или менее предсказуемым образом, чтобы они могли соотнести свои чувства с ее реакцией, понять и опереться на нее.

    Этот идентификационный барьер из-за разницы положения матери и дочери чаще всего возникает у подростков, когда мать в их глазах выглядит «недостойной» или «неприличной», и они стыдятся ее. Отдаляясь от семейного очага, дочь начинает воспринимать мать как бы со стороны. Она ставит себя на ее место и может испытывать чувство стыда за то, кем мать стала, и сожалеть о том, кем не стала, или о том, что она не достаточно «представительна».

    Чтобы их любовь была по-настоящему благотворной, матери должны одинаково старательно избегать в своем отношении к ребенку как пренебрежения, так и экстремальных проявлений заботы: эти два пограничных проявления, как и сама их противоречивость, наилучшим образом отражают бессознательную враждебность по отношению к ребенку, причем подлинная материнская забота и эмоциональная привязанность должны поддерживаться на равном удалении как от одной, так и от другой крайности.
    (Глоко Карлони, Даниэла Нобили «Плохая мать. Феноменология и антропология инфантицида»)

    «Мать и дочь – какая дикая мешанина эмоций, растерянности и разрушительности. Все возможно под личиной любви и избытка чувств. Ущербность матери унаследуется дочерью. Все промахи матери оплатит дочь. Несчастье матери станет несчастьем дочери. Будто мы никогда не сможем разрезать связывающую нас пуповину. Неужели это так? Неужели несчастье дочери – это триумф матери? Мама... Мои страдания – это твое тайное наслаждение ?»
    (из фильма "Осенняя соната" И.Бергмана)

    ...как можно жаловаться на то, что тебя любят? Как разоблачить посягательство на это столь неуловимое, столь трудно определяемое переживание, как ощущение себя самим собой? Как восстать против оков, надетых самой матерью, и довериться чувству самосохранения, которое Алис Миллер определяет, как «абсолютную уверенность, что испытываемые чувства и желания принадлежат тебе, а не кому-либо другому»? Как обвинить и взбунтоваться против инцеста, который реализуется не в действиях, не в прямых телесных контактах, а в символическом смещении позиций?

    С того дня, как эта связь оказывается под угрозой, мнимой или подлинной, а именно, с появлением третьего: мужа, любовника, другого ребенка или страсти, дочь взваливает на себя бремя «отцовства», наперекор всему.
    В принятии этой противоестественной для дочерей роли и заключается первопричина жестокой ревности, которая обуревает иногда дочерей, как маленьких, так и взрослых, по отношению ко всем мужчинам, проявляющим повышенную, по их мнению, заинтересованность в близости с матерью, если к тому времени они успели выстроить инцестуозные отношения по типу исключенного третьего.

    Постоянно и не до конца удовлетворенной матери соответствует всегда и абсолютно неудовлетворенная дочь – это инфернальная, губительная для жизни, но на удивление прочная и живучая связь.

    Но в любой семье, если мать – жертва, значит виновата дочь. Когда жертвой оказывается ребенок, палачи – родители.

    Отсутствие чувства защищенности и недостаток любви порождает у ребенка стремление во всем быть первым и бесконечно преумножать свои успехи и достижения все по той же причине – так как ребенок старается заслужить родительскую любовь всегда, хотя никогда не получает ее, поскольку изначально она предназначена не ему.

    ...все усилия, прилагаемые ради того, чтобы не превратиться в собственную мать, могут повлечь за собой весьма неожиданные последствия и привести к обратному результату.

    Любая мать может в тот или иной момент попасть в категорию неполноценных, выражение "не бывает человека без недостатков" в любом случае относится ко всем взрослым людям, и каждый из нас хотя бы раз в жизни чувствовал себя беспомощным.

    Разрушение образа родителя того же пола, что и ребенок, неминуемо влечет за собой серьезные последствия: быть дочерью женщины, которую отец поносит как недостойную мать, для маленькой девочки означает, что и она сама недостойна - недостойна вообще быть матерью или что станет недостойной матерью.

    Заставить ребенка думать, что родители могут или даже хотели бы дать ему "все", значит, на всю жизнь внушить ему уверенность, что у него самого ничего нет или что сам по себе он ничего собой не представляет.

    ... отношения матери и дочери - это отношения не двух, а всегда трех человек. Напротив, игнорирование и, тем более, полное отрицание роли третьего в этих отношениях, в конечном итоге, и приводит к самым серьезным и разрушительным последствиям.

    ... задача матери состоит не в том, чтобы просто произвести на свет ребенка, она должна предоставить ему поле возможностей, на котором он может вырасти кем-то иным, чем она сама - другой личностью.

    ... площадка для маневра дочери становится чрезвычайно узкой, ограниченной двумя идентификационными центрами: во всем и насколько возможно быть похожей на мать, и полностью отличаться, всегда совершая противоположный материнскому выбор. В том и другом случае существует риск выстроить то, что Дональд Виннекот называет "ложной самостью".

    ... материнская сверхопека сопровождается нехваткой реальной любви, в последствии она оборачивается недостатком самоуважения у ребенка, а также неутолимой жаждой любви и признания. "Одаренный ребенок" беспрестанно продолжает развивать все новые способности и преумножать свои достижения, чтобы заслужить с их помощью любовь, которой ему никогда не будет хватать, потому что она изначально предназначалась не для него, а всегда направлена лишь на тот созданный матерью идеализированный образ, который всю жизнь ребенок будет пытаться воплотить.

    Как разоблачить посягательство на это столь неуловимое, столько трудно определяемое переживание, как ощущение себя самим собой?

    С первых недель беременности, не имея возможности обеспечить ребенку придaное, о котором Эммa мечтaет, онa психологически обесценивaет и придaное, и будущего ребенкa. Теперь мaтеринство не может дaть ей того нaрциссического удовлетворения, которое принесли бы покaзные покупки. Дaлее, срaзу после родов, услышaв, что у нее девочкa, "онa отвернулaсь от нее и потерялa сознaние". Мaльчик мог бы стaть идеaлизировaнным продолжением ее сaмой, но девочкa только зaстaвляет ее вернуться к реaльности, в которой быть женщиной - несчaстье, a этой реaльности онa пытaлaсь избежaть всеми своими силaми, вплоть до готовности умереть. Отключившись, Эммa избегaет необходимости смотреть нa Берту, но еще рaньше онa отвернулaсь от сaмой себя. Когдa Эммa вновь придет в себя, нужно будет выбирaть для дочери имя, и это окaжется, кaк говорит Флобер, единственным проявлением зaботы, покaзывaющим, что нa сaмом деле онa пытaется тaким обрaзом обеспечить дочери лучшие социaльные условия, рaз тa не родилaсь мaльчиком. "Эммa вспомнилa, кaк в зaмке Вобьессaр онa услышaлa, что мaркизa нaзвaлa именем Бертa молодую женщину, и в это мгновение имя было выбрaно".

    Независимо от возраста женщины и характера её взаимоотношений с матерью, её смерть означает последний этап, после которого утрачивается всякая возможность что-то изменить к лучшему или к худшему в этих взаимоотношениях. Отныне каждая остается в полном одиночестве. И если дочь будет её оплакивать, мать уже никогда не узнает об этом.

    Ведь потеряв мать, женщина теряет человека, который привел её в мир и знал её с самого рождения, в любом возрасте её жизни. То есть прежде всего, это потеря собственного детства и продолжения самой себя: "Я больше не услышу её голос. Это её слова, её руки , её жесты, её манера смеяться и походка - все вместе создавало образ женщины - меня, какой я сама стала сегодня, и ребенка, каким я была. Прервалась последняя связь с миром, из которого я появилась на свет." Это также потеря последней преграды, которая отделяет женщину от смерти, так как мать с самого рождения дочери гарантировала собственным существованием иллюзию бессмертия: "Мы присутствуем на генеральной репетиции собственного погребения".

    Какой бы ни была мать, рано или поздно она будет нуждаться в своей дочери, а та перестанет нуждаться в ней. Ребенку трудно себе представить, что его родители когда-то сами были детьми, и также трудно вообразить, что они будут когда-нибудь старыми, то есть что асимметричные отношения матери и дочери перевернутся и станут полностью противоположными, от чего "выиграет", если так можно выразиться, дочь, ставшая независимой от матери, когда мать, напротив, всё больше испытывает потребность в ней.

    Любовь родителей к своему ребенку представляет собой нечто парадоксальное в самой своей основе. Если отец и мать любят ребенка, они должны желать, чтобы он стал самостоятельной личностью, которая впоследствии не будет нуждаться в них. "Успешная" родительская любовь, в результате, как бы это не было болезненно, должна отдалить от них собственное дитя.

    Прошлое давит своим грузом, каким бы оно ни было, так как остается навсегда.

    Отсутствие самостоятельности у дочерей неизменно приводит к неудачному выбору объекта, а сексуальные отношения, которые так и не были реализованы, при этом обрастают фантастическими выдумками, и так продолжается из поколения в поколение.

    ...способность достойно занимать свое место, то есть уметь вовремя уступить его, передается из поколения в поколение от матери к дочери, или не передается вовсе. В последнем случае, как правило, это относится именно к тем матерям, которые не желают стареть, или, наоборот, слишком рано отрекаются от своего статуса женщины; или даже, как мы могли видеть, говоря о «неполноценных матерях», перемещают собственных дочерей на место своей матери, так как неспособны или не хотят «отказаться от позиции ребенка», когда сами становятся матерями.

    Мать орлица хочет спасти от потопа своих птенцов, слишком слабых, чтобы взлететь на собственных крыльях. Она берет в клюв первого птенца и улетает с ним. «Я буду благодарен тебе до конца жизни», – говорит орленок. «Обманщик!» – отвечает мать и бросает своего малыша в поток. То же самое происходит со вторым. Когда же мать забирает третьего и летит с ним в безопасное место, орленок говорит ей: «Надеюсь, что смогу быть столь же хорошей матерью для своих птенцов, как ты была для меня!» И мать спасает этого птенца.

    Эта притча, проанализированная Фрейдом, преподает нам урок «долга перед родителями и благодарности», которую ребенок пожизненно испытывает по отношению к своей матери, и учит, что этот долг должен быть оплачен в будущем, а не в прошлом. Если ребенок его не признает, передача жизни прерывается, по вине ли матери, как в притче, или из-за дочери, остановившейся в своем развитии, что не позволяет ей двигаться дальше.

    Одна из проблем, которую создает малышам плохое материнское обращение, состоит в том, что они чувствуют себя виноватыми в нем, но все же считают, что лучше так, чем полное равнодушие. Трудный для распознавания, этот комплекс отношений имеет тенденцию к самовоспроизведению в течение всей жизни в той или иной форме.

    Траур всегда переживается в соответствии с теми отношениями, которые ему предшествовали.

    Она не упрекает мать в том, что та родила ее уродиной, но она обвиняет ее более изощренно в том, что та не отличается слепотой, которое якобы так свойственно материнской любви и благодаря которой все матери считают своих дочерей привлекательными. "Ты одна обладала властью второй раз подарить мне жизнь, если бы сказала всему остальному миру: нет, моя дочь не уродина, вы ошибаетесь. Вы просто ослепли. Ваши сердца не способны любить. Ты могла бы перехитрить судьбу, и я перестала бы чувствовать на себе осуждающие взгляды." Добровольно признав свою дочь безобразной, мадам Мартино-Гули совершила роковую ошибку.

    Конфликты способствует развитию отношений, так как позволяют осмысливать и проговаривать противоречия, в отличие от подавления или идеализации отношений.

    Человек, которого угнетают воспоминания и который не в силах подавить их, считает это своего рода привилегией.

    В наши дни развод служит для того, чтобы позволить тем женщинам, которые больше не желают состоять в браке и отказались от материального и морального статуса замужних женщин, не возвращаться к прежнему положению «дочери».

    Незамужняя женщина, живущая вместе с матерью, – не такой уж исключительный случай в нашем обществе. Это даже обычная судьба в традиционном представлении о женском предназначении, согласно которому карьера женщины допускает лишь три возможных варианта. Первый – жена и мать – подразумевает экономическою зависимость существования женщины от ее способности удовлетворить сексуальные потребности мужа. Второй – содержанка, проститутка – для него характерна экономическая зависимость женщины от неограниченного количества мужчин или несанкционированной законом связи (связей). Наконец, третий вариант – вдова или незамужняя женщина, когда за экономическую независимость приходится расплачиваться отказом от сексуальной жизни. В последнем случае, если семейные средства позволяют, считается нормальным, когда женщина остается в доме родителей до тех пор, пока у нее не появится необходимость и возможность самостоятельно зарабатывать себе на жизнь.

    Семейная патология имеет свойство передаваться из поколения в поколение, - "какова мать, такова и дочь", - вывел отточенную формулу Эрве Базен. "И все эти маленькие девочки, которые сегодня празднуют новую свободу, право отклоняться от общепринятых правил и норм, завтра будут столь же быстро "выпрямлены" и возвращены в строй; и пополнят собой святое множество матерей, чтобы также, как они находить радости и оправдание самой себе и всей своей оставшейся жизни в воспитании белокурого ангелочка.

    Эта притча, проанализированная Фрейдом, преподает нам урок «долга перед родителями и благодарности», которую ребенок пожизненно испытывает по отношению к своей матери, и учит, что этот долг должен быть оплачен в будущем, а не в прошлом. Если ребенок его не признает, передача жизни прерывается, по вине ли матери, как в притче, или из-за дочери, остановившейся в своем развитии, что не позволяет ей двигаться дальше. Речь пойдет не о материнстве как таковом, или о бесплодии, а скорее о различных «нарушениях при передаче жизни», которые мешают или прерывают ее реализацию, когда они явно связаны с отношениями между дочерью и матерью, то есть когда дочь становится, в свою очередь, матерью (независимо от того, мальчик у нее или девочка), или не становится ею вообще.

    Шнейдер Л. Б. — Семейная психология

    Книга представляет собой психологический анализ семейных отношений как комплексной проблемы, принадлежащей социально-психологической и субъективно-психологической реальности. В ней раскрываются эволюция и сущность брачно-семейных...

    Джойс МакДугалл — Тысячеликий Эрос. Психоаналитические исследования человеческой сексуальности

    Работа одного из самых известных современных французских психиатров и психоаналитиков посвящена проблеме человеческой сексуальности и различным формам ее проявлений в норме («неосексуальности») и патологии, а также - терапия...

    Силяева Е. Г. — Психология семейных отношений с основами семейного консультирования

    В учебном пособии рассматриваются динамика семейных отношений в современном обществе, закономерности супружеских взаимоотношений, причины их дестабилизации, анализируются типы семейных конфликтов, социально-психологические...

    Карабанова О. А. — Психология семейных отношений и основы семейного консультирования

    В учебном пособии рассматриваются проблемы генезиса, развития и функционирования семьи как целостной системы в единстве ее структурно-функциональных компонентов....

    Каролин Эльячефф — Затаенная боль. Дневник психоаналитика

    В этой книге Каролин Эльячефф, известный французский психоаналитик и педопсихиатр, рассказывает о своем опыте психоаналитической и психотерапевтической работы с маленькими детьми, в том числе - с младенцами....

    ×

    Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Пользуетесь ли Вы социальными сетями и какова основная цель?
Да. Общение с друзьями, знакомыми
Да. Чтение новостей, поиск информации
Да. Для развлечений (игры, фильмы, музыка)
Да. По работе
Нет, не пользуюсь

Февраль 2021 (20)
Январь 2021 (6)
Декабрь 2020 (4)
Ноябрь 2020 (13)
Октябрь 2020 (4)
Сентябрь 2020 (1)



Поделиться в социальных сетях:

О сайте

Данный сайт посвящен психологии - науке, изучающей психическую деятельность человека, влияние на нее внешних факторов и взаимодействие между индивидуумами, на основе детального поведенческого анализа. Также психология изучает последствия воздействия внешних факторов на психическую систему человека и взаимосвязь между событиями и эмоциональной активностью.

Случайная книга

Нартова-Бочавер С. К. — Дети в карусели развода

Сегодня: среда 03 марта 2021

«    Март 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
PSYCHOJOURNAL.RU © 2014-2021